Лукашенко стал главным источником инсайдерской информации о политическом закулисье

Правда, при этом он не раскрывает самых секретных секретов.

«Александр Лукашенко при всех его известных и никуда не исчезнувших недостатках — это сейчас стабилизирующий элемент не только белорусской, но и российской политики.

У Лукашенко получилось стать современным российским «летописцем Нестором» — источником инсайдерской информации о закулисной стороне современной кремлевской (и не только кремлевской) политической драмы» — так считает политический обозреватель Михаил Ростовский.

Вот что он пишет  о последних откровениях Лукашенко в недавнем интервью Диане Панченко:

«Президент Беларуси окончательно стал главным источником информации о российской политике.

В первые, уже подернутые ностальгической дымкой годы своего президентства Александр Лукашенко очень хотел стать не только белорусским, но и российским политиком. И вот спустя почти тридцать лет мечта осуществилась — правда, не в формате триумфального въезда Александра Григорьевича в Кремль в качестве лидера единого российско-белорусского государства (да-да, на фоне ограниченной политической дееспособности Бориса Ельцина в 90-е годы такое в минских коридорах власти всерьез обсуждалось и, как утверждают некоторые, даже планировалось).

Вместо этого Лукашенко стал современным российским «летописцем Нестором» — источником инсайдерской информации о закулисной стороне современной кремлевской (и не только кремлевской) политической драмы.

Никаких шокирующих секретов мадридского двора Александр Григорьевич с его звериным политическим чутьем и четким пониманием того, чего делать можно, а чего нельзя, правда, не раскрывает.

Но, боже мой, какие же вкусные и аутентичные он выдает детали!

Вот встреча президентов России и Белоруссии за несколько дней до судьбоносной даты 24 февраля 2022 года: «Мы с ним встречались у него в загородной резиденции и обсуждали ситуацию, которая сложилась. Он мне дословно сказал (впервые тоже об этом вам говорю): «Слушай, Саша, ты знаешь, такая ситуация, если, не дай бог, что случится, ну, мы союзники… Я говорю: «Слушай, что может случиться?» — «Ну, всякое может быть. Ты прикрой меня, пожалуйста!»

Другая «политическая миниатюра». Состоявшийся примерно в то же самое время телефонный разговор Александра Лукашенко и Владимира Зеленского: «Мы с ним разговаривали долго. Пылил, пылил он… Я говорю: «Знаешь, Володя, мы спорить по телефону не будем. Но запомни: война в твоем государстве, не сегодня-завтра с тебя спросят, почему у тебя на твоей земле идет война, почему ты не предотвратил эту войну, как бы ни было сложно».

Новые откровения Лукашенко — о современных российских политических событиях: о мятеже Пригожина и о популярном на Украине мнении, что власть и авторитет Кремля в его результате резко ослабли. Вопрос: «Путин, цитирую, уже не тот. Есть и другая версия, что все это было постановкой, спектаклем для выявления предателей и поводом разместить ЧВК «Вагнер» в Беларуси с целью дальнейшего похода на Киев. Что из этого правда?»

Ответ: «Давай по порядку. По поводу «Путин не тот». Путин абсолютно не тот. Это Путин уже в квадрате. Последнее время очень многому научило всех, в том числе Путина. Это уже не тот человек, это еще мудрее и хитрее человек, чтобы вы знали. А если кто-то думает, что «а, вот тут вот мятеж Пригожина, Путин ослаблен», — чепуха полная. Путин просто более мобилизован, хитрее и мудрее. Это наши противники должны знать».

Еще один крайне важный тезис Лукашенко о том, на грани чего Россия, да и весь мир, оказались в последних числах июня: «Чтобы погасить этот мятеж, пожар, надо было принимать любые условия, потому что, не дай бог, мятеж — жарко было бы всем.

Может быть, западники, как ты говоришь, и американцы сразу обрадовались, что мятеж. А потом они очнулись и сейчас говорят: «Слава богу, что этот вариант не прошел».

Почему? Они больше всего переживали за ядерное оружие — у кого в руках оно окажется. У «Вагнера», у Жени Пригожина? Мало бы не показалось. Поэтому уже даже самые злейшие наши враги не хотели этого развития событий и этого мятежа».

А вот как Александр Григорьевич оценивает общее внутреннее психологическое состояние своего друга Владимира Владимировича (вопрос украинской журналистки Дианы Панченко был задан об активно продвигаемом в ее стране тезисе о том, что Путин сошел с ума): «Нет. То, что Путин не сошел с ума, это я вам сто процентов могу сказать. Что там имперские какие-то замашки, я этого не наблюдал. Но сам думаю, что у руководителей больших государств всегда грудь распирает. Я действительно так, как человек, могу думать. Это относится и к Соединенным Штатам Америки. Что, не так? Там вообще не измерить то, чего они хотят. И то, что они творят. Россия — огромная империя, что там говорить? Конечно, это накладывает свой отпечаток на характер человека. Болтовня полная, фейк, выдумки, что из Путина «прет».

Из кого тогда «прет»? Как же мы тогда дошли до жизни такой? Очередной рассказ Лукашенко об истории раскручивания украинского кризиса — попытках договориться о статусе Донбасса: «Бегал между Порошенко и Путиным. Тот скажет чего-то — я еду к Порошенко; Порошенко чего-то — я к Путину. Поэтому я был в курсе всех вопросов…

Вам абсолютно откровенно говорю то, чего вы не знаете и никто не слышал. Мы обсуждали эти вопросы с Порошенко, с Путиным. Не втроем, а по отдельности. Но мне запомнился разговор с Путиным. Я ему говорю: «Слушай, хороший вариант. А почему бы нет? Для того, чтобы постепенно в течение года-двух-трех эта территория не была спорной и прочее, как это тогда было… Порошенко мне так говорит: «А чего я проведу выборы? Они будут проходить под контролем России». Я ему говорю: «Петро, ну хорошо, этот год, якобы, они будут проходить под контролем России. Это же мы можем договориться, оговорить. И я им предложил: я проведу там выборы, я буду делать так, как вы договоритесь — Путин, Порошенко. А я уже буду проводить, как вы решите. Порошенко отказался. Путин был на все согласен».

Хороший, короче, получается из Александра Лукашенко «летописец Нестор». И, вынужден написать эти сроки, как президент Белоруссии и ключевой международный партнер России он сейчас тоже на своем месте.

После острого белорусского политического кризиса 2020 года казалось, что Александр Григорьевич — это уходящая натура белорусской политики, человек, который безнадежно пересидел в своем руководящем кресле. Но еще более острый кризис мирового масштаба все изменил.

Лукашенко при всех его известных и никуда не исчезнувших недостатках — это сейчас стабилизирующий элемент не только белорусской, но и российской политики.

Путин на новые президентские выборы точно пойдет, а вот я для себя еще ничего не решил — в таком ключе минский лидер высказался о своих политических планах.

Полно вам, Александр Григорьевич, не надо кокетничать, куда уж мы без вас? Если к моменту следующих президентских выборов в Беларуси не позже 2025 года кризис в Европе не закончится (а он вполне может не закончиться), то без Лукашенко будет совсем грустно.

Удивительно, что до этого дошло. Но что имеем, то имеем.

Для справки: Кто такой Михаил Ростовский?

Обозреватель при главном редакторе «Московского комсомольца». Опубликовал свой первый материал в «МК» в 1991 году, будучи еще шестнадцатилетним школьником. В 1996 году во время учебы на Факультете журналистики МГУ стал штатным сотрудником отдела политики газеты. Специализация — хитросплетения внутренней и международной политики, попытки понять, что на самом деле происходит в стране и мире. Лауреат премий «Золотое перо России», правительства Москвы и правительства РФ. Лучший журналист «МК» 2007 года.

ИсточникНВ-онлайн