Недавно по некоторым сми пробежала, как огонь по бикфордову шнуру, обжигающая информация: из Большого театра уволен очередной дирижер. Мол, уже четвертый по счету! Скоро там останутся просто развалины…

Внесу существенную поправку: маэстро Олег Лесун – а именно о нем шла речь – не уволен из штата. Хотя, действительно, снят с репертуара. Все спектакли января (и февраля) идут и будут идти под руководством других дирижеров. А фамилии Лесуна на афишах уже нет. Хотя по-прежнему она осталась на сайте в разделе «Труппа». Олег Владимирович сейчас подвешен в воздухе – как мишень. Он на крючке. И выстрел в его карьеру в Большом многим кажется неизбежным. Потому что в стране давно запущен каток репрессий. Головы летят справа и слева. И вот, якобы, настала очередь О.Лесуна. А, позвольте спросить, за что?

Я совершенно не владею информацией о политических предпочтениях Олега Владимировича. Потому что он никогда публично их не транслировал, на баррикадах не стоял, протестным флагом не размахивал, кроме того, что в социальных сетях опубликовал одно-два фото с уличных маршей 2020 года. А кто в те дни, смею спросить, смог удержаться от этого во многом стихийного порыва? Был шторм. Идеальный шторм. Кого из нас хоть на мгновение не увлекли его брызги? Тем более артиста, человека с художественной натурой. Мало кто из нас был искушенным политиком, чтобы разбираться в подводных течениях, но как быть равнодушным когда под окнами разворачивается настоящий политический театр?

Кем именно в те дни ощущал себя дирижер — участником или зрителем того театра – я не знаю. Но совершенно точно знаю, что последние два года Олег Владимирович до седьмого пота занимался музыкой, своей профессией, и политики в его жизни места не было. Не в последнюю очередь и потому, что в Большом той осенью  сложилась ситуация экстраординарная. Его покинули старшие коллеги – известные талантливые дирижеры Вячеслав Чернухо-Волич и Андрей Галанов. Не по своей воле. Через год из-за творческих амбиций уволился молодой дирижер Дмитрий Матвиенко. Оставшимся  маэстро работы прибавилось втрое. Надо был тянуть (причем, на высоком уровне!) весь старый репертуар, а еще делать премьеры, ставить новые оперы. И делал их как дирижер-постановщик именно Олег Лесун. Именно ему художественное руководство театра поручило постановки новых опер «Самсон и Далила» Сен-Санса и «Любовный напиток» Доницетти. И Олег Владимирович прекрасно справился с работой, хотя нагрузка была порой колоссальная: утром – репетиции нового произведения, вечером – спектакль по графику. Маэстро всецело был поглощен музыкой, работой.

И вот теперь без объяснения причин человека отстраняют от оркестра, от работы, держат на голодном творческом пайке с очевидной перспективой последующего увольнения. То есть показательно наказывают. За что, повторю свой вопрос? Неужели за два фото в Фэйсбуке двухлетней давности? Но это же глупо, недальновидно, попросту жестоко! И потом: «Сui bona?» — «Кому это выгодно?» – вспомним древнеримского политика Цицерона. Ясно, что не Большому театру. Дирижер – профессия штучная. Театры ими не разбрасываются. А еще ковровые увольнения из учреждений культуры, которые прошли по театрам и музеям страны, плохо отражаются и на обществе в целом – мы все, по-моему, хотим уже покоя и созидания. Хватит показательных казней! Хватит кошмарить культуру.

Кстати, из опытных дирижеров в штате Большого, если уволят Лесуна, остается лишь маэстро Николай Колядко. Остальные, не в обиду им будет сказано, — молодые симфонические дирижеры, и в опере они – музыканты начинающие. С кем делать новые постановки? Кому поручать будущие серьезные премьеры?

Да, в театре есть еще обойма приглашенных дирижеров – так сказать, скамейка знаменитых запасных. Конечно, мудрый и многоопытный народный артист Республики Беларусь маэстро Александр Анисимов вытянет любой проект, любую постановку, это верно. Есть еще Александр Иванов и Джанлуко Марчано – но один сейчас работает в Ростове, другой в Италии. Ну, дай Бог, чтобы согласились подставить свои спины и вывезти театр из кадрового клинча.

Но вообще самым логичным в год мира и созидания было бы примирение. Давайте уберем снайперов с позиций. Не стреляйте в дирижеров! Перестаньте целиться в артистов. Никому не нужно выжженное поле в культуре. Что на нем может вырасти? И главное – когда? Есть уже один пример разоренного творческого гнезда – Купаловский театр. Даже полноценную новую труппу набрать не могут, как ни стараются. Разве мы пожелаем такую судьбу нашему Большому? Это будет просто разрыв сердца.

Елена МОЛОЧКО.