Сергей БОРОДИЧ

Многим людям в школе задавали писать сочинение о том, должен ли человек любить родину. Но ни одной родине ни разу не задавали сочинения на тему «Должна ли родина любить человека?» Сегодня я, как учитель словесности, попробую это сделать.

Для начала хочется убедиться, находятся ли чувства человека по отношению к родине и чувства родины по отношению к человеку в состоянии равноправия (мне бы этого очень хотелось). В таком случае, если человек должен любить родину беззаветно, безусловно, то я хочу требовать от родины такой же безусловной любви (а не чуть что – враг народа). Если родина будет меня любить только при определенных действиях с моей стороны, то я жду тогда и определенных действий от родины, чтобы любовь моя к ней была оправданна. Если же любовь человека к родине безусловна, а родины к человеку – лишь за хорошее поведение, то эти отношения не являются здоровыми, как ни крути.

Прошедший год показал, что любить друг друга нынче совсем не модная тенденция. Сила желания злорадствовать над чужими трагедиями (поощряемая на официальном уровне) склоняет меня к мысли, что нелепое желание беречь людей и любить их безнадежно устаревают, а в этой ситуации границы нормальности размываются и то, что было / воспринималось / принималось однозначно, теперь напрямую зависит от интерпретаторов.

Страшно признавать (мне, человеку, связанному с литературой, искусством, культурой), что культура не справилась. Что она не спасает от разложения, от превращения в скотину. Что она не оберег. Почитайте интервью Андрея Кончаловского «Российской газете», вышедшее по случаю его 85-летия. Он сказал знаковую для русского режиссера (особенно сейчас) фразу: «Как бы высоко человек ни поднялся, его можно сделать животным за три часа». Вся мировая литература писала об этом – только, как выяснилось, читать об этом мало. Нужно ежедневно практиковать внутри себя это действие, отрабатывать навык, как на практике не превратиться в животное.

В 2022 году, как никогда, много сожалений (было.Ред.). Больше всего жалко планов. Ты в течение какого-то времени поступательно строишь образовательный процесс, строишь систему, строишь империю (плохое слово в современных реалиях, но всё же), и вот подходит время, когда она должна работать во всю силу, а вдруг оказывается, что одним росчерком пера вся система признается непригодной, враждебной, антигосударственной и т. д. А это всего лишь был образец честной, профессиональной работы. Трагичность всей этой ситуации в том, что в стране действительно есть люди, готовые делать новое образование, готовые вдумчиво, вовлеченно, критически подходить к тому, что они делают. Только вот стране это образование к черту не нужно. Воспитывая детей по-новому, пытаясь сделать их конкурентоспособными в новых реалиях, компетентными не для сегодня, а для качественного завтра, мы автоматически делаем их ненужными, автоматически обрекаем их на то, что страна пережует их и выплюнет послезавтра.

Еще жалко родителей. Стараниями воинствующих хамов из телевизора они искренне уверены, что вокруг враги. Вместо того, чтобы жить, они боятся и аккумулируют внутри себя ненависть, вылитую на них же с экрана. Я бы хотел, чтобы родители жили.

Видимо, нужно было громче и чаще говорить о том, о чем трубила вся литература: враг не вокруг – враг внутри. Как защитить мир от себя – вот главная задача, которую должен поставить перед собой человек. У Гете на этот счет было вечное «Лишь тот достоин жизни и свободы, // Кто каждый день за них идет на бой». У Ремарка был монолог о потерянном поколении. Наверное, я уже состарился до того состояния, что могу позволить себе думать в масштабах поколения.

Какова участь, карма нашего поколения? В чем она? Видимо, в том, чтобы вместе со своей страной рухнуть на дно и постараться дождаться возрождения. Помните, Шевчук в своем стихотворении призывал: «Родина, вернись домой!» Вот и я хочу сказать об этом. Родина, вернись домой! Я буду ждать, пока ты вернешься к своим первоначальным настройкам, потерявшимся за год оголтелого поощрения всех, кто поливает дерьмом каждого несогласного. Я перетерплю, я дождусь времени, когда ты задохнешься искать врагов народа внутри народа.

Родина, слышишь меня? Я здесь, я никуда не уезжаю. Я буду делать свое дело до той поры, пока ты не выстрелишь мне в спину. Потому что я люблю свое дело больше, чем родину. Я люблю свое дело больше, чем себя. Честь того, чем я занимаюсь, – это единственное, чему я подотчетен в этом мире.

P.S. Этот текст был написан раньше и по другому поводу, но сейчас волею обстоятельств посвятил сам себя. Мне в жизни посчастливилось работать с Евгением Борисовичем Ливянтом и многими другими его коллегами. Всё это время для меня они являют собой образец честности, порядочности, искреннего боления за дело, нетерпимости ко лжи и профанации, а также пример безупречной интеллигентности, чувства вкуса, блестящего образования и воспитания. Поэтому всё, что успелось сделать в ушедшем году, – моё посвящение им.

Сергей Бородич, учитель русского языка и литературы.

ДОСЬЕ

Сергей Бородич – педагог-новатор. Являлся участником проекта «Учитель для Беларуси», которая реализовывалась под эгидой Министерства образования при финансовой поддержке ОАО «Сбер-банк». В рамках проекта молодые учителя-новаторы ехали работать в сельские школы. Сергей Бородич оставил Минск и поехал в агрогородок Жилихово Копыльского района.  В настоящее время работает в частной сад-школе «Апельсин».

Публикация из № 3 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.