Изображение носит иллюстративный характер

Напомним, что согласно директивам в истекшем 2022 году все экономические показатели экономики Беларуси  должны были вырасти: ВВП – на 2,9%, реальные зарплаты – на 2, инвестиции в основной капитал – на 3,3, экспорт товаров и услуг – на 6,3%. Планировалось, что инфляция не превысит 6%. Все поломали война в Украине и вытекающие из нее санкции Запада. Беларусь не осталась к этому из ряда вон выходящему событию, к сожалению, хотя бы нейтральной. Она открыла границу для нападения российских войск на Украину, став таким образом соагрессором. Из-за этого южная соседка, ранее являющаяся важнейшим экономическим партнером, не могла не порвать многие отношения с Беларусью.

Итак, за 11 месяцев ушедшего года ВВП страны упал на 4,7% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, инвестиции в основной капитал снизились на 8%, инфляция составила 15,4, реальные зарплаты в январе-октябре снизились на 3,9, экспорт товаров и услуг уменьшился на 4,6%. Можно предположить, что статистика за полный год окажется не лучшей.

Многие западные компании ушли  из страны, релоцировались айтишники, что вызвало падение IT-отрасли. Она давала до половины роста ВВП, поглощала много специалистов, создавала имидж Беларуси, как IT-государства. Остается только вспоминать правильную формулу бывшего министра иностранных дел В.Макея: треть экспорта в страны ЕС, треть – в Россию и треть – в страны дальней дуги. Сегодня торговля с Украиной, на которую работал целый Мозырский нефтеперерабатывающий завод, свернулась почти до нуля, торговля с ЕС обрушилась на 60%, зато торговля с Россией увеличилась на 30%. Ее доля во внешнеэкономическом обороте Беларуси приближается к 70%.  Тотальная зависимость экономики страны от России ведет к тому, что любые шоки в ее хозяйстве мгновенно отразятся на Беларуси.

Потенциально санкции против белорусского экспорта и импорта могли привести к гораздо большему падению ее экономики. Благодаря правительству к санкциям частично удалось приспособиться. Многие белорусские товары заняли освободившееся пространство после ухода западного бизнеса из России, активизировались экономические связи с Китаем и с отдельными странами так называемой дальней дуги. В первую очередь, с партнерами в Азии и Африке. За счет положительного торгового сальдо удалось рекордно повысить долларовый эквивалент среднемесячной по стране зарплаты – свыше 700 долларов. Беларусь получила от России кредитную поддержку на 1,7 млрд долларов на импортозамещение.

Но будут ли предпосылки ростовых показателей, которые правительство запланировало на текущий 2023 год? Прогнозируется прирост ВВП на 3,8%, инвестиций в основной капитал – на 22,3, экспорта товаров и услуг – на 5,5, реальных располагаемых денежных доходов населения – на 4,1, потребительских цен – в пределах 7—8%. Многие аналитики, исходя из сложившихся тенденций в белорусской экономике, считают этот прогноз излишне оптимистичным. Скажите, как содействовать инвестиционной активности в стране, когда те же иностранные инвесторы видят блокировку их активов и планируемую их национализацию? Как уложиться в запланированную инфляцию, когда по состоянию  на ноябрь прошлого года только наличная денежная масс по сравнению с ноябрем 2021 года возросла на 40% (рекорд за последние 80 месяцев), а вся рублевая денежная масса – на 24,7%? В структуре республиканского бюджета на 2023 год по-прежнему около 50% расходов заложено на общегосударственную деятельность (например, в  Киргизском бюджете этот показатель – 31,5%). За счет увеличения на треть военного бюджета, снижаются доли расходов на соцзащиту и образование.

Как же обстоят дела в экономике России, от состояния которой глобально зависит и экономика Беларуси? Антисанкционные меры правительства России во многом схожи с белорусскими – импортозамещение, разворот в торговле на Азию, параллельный (контробандный) импорт, смягчение падения ВВП. Но надо иметь в виду, что в составе ВВП, особенно российского, растет доля вооружений, боеприпасов, военного обмундирования и т.д. По заявлению российских властей их ВПК работает в три смены. Но почти все это гинет в войне на Украине и, естественно, на благо экономики не идет. Заявленное Росстатом снижение реальных располагаемых доходов населения всего на 1,5% никак не соответствует  10%-ному падению розничного товарооборота в стране. Налицо падение инвестиций в таких отраслях как промышленность, сельское хозяйство, торговля, телекоммуникации. Падение продолжалось и в сырьевой отрасли: добыча угля снижается на 7%, природного газа – более чем на 20%. Добыча нефти прогнозируется в этом году 475 млн тонн, против 525 млн тонн в прошлом. Поплыл к доллару и евро российский рубль. Даже девальвируется к белорусскому. Растет бюджетный дефицит, который все в большей степени покрывается из Фонда национального благосостояния.

Таким образом, экономика России все в большей степени переходит на военно-санкционные рельсы, а экономика Беларуси все в большей мере становится мобилизационной, от чего народам двух стран не приходится ждать ничего хорошего. Ведь даже спад на 5-10% экономической активности для исторически мало требовательного белорусского и российского обывателя может быть и не так заметен – в магазинах еда есть, не голодаем, зарплаты и пенсии выплачиваются. Значит ничего особенного не происходит. Но это пока… Пока не закончатся военные действия в Украине, строить любые планы малоперспективное занятие, в любой момент все может обрушиться. Как тут не вспомнить поговорку: хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

Что и говорить, задача задач – не заниматься бумажной эквилибристикой, а предпринимать всё для того, чтобы остановить войну имперской России против Украины. И от нас, белорусов, многое зависит. Почему нашу землю топчут российские войска? Честно скажем, никакой Запад на нас не нападает и никакой помощи от Москвы в этом плане нам не нужно. Нам только нужно развязать все узлы с тем, чтобы для развития экономики не было никаких преград.

Борис ЖЕЛИБА, профессор, доктор экономических наук.

Публикация из № 2 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.